Правовые подходы, применяемые Арбитражным судом Уральского округа при рассмотрении споров, связанных с применением законодательства о снабжении энергией, об оказании коммунальных услуг, о договорах лизинга и страхования

Дата: 
28.03.2016

Правовые подходы, применяемые Арбитражным судом Уральского округа при рассмотрении споров, связанных с применением законодательства  о снабжении энергией, об оказании коммунальных услуг,  о договорах лизинга и страхования.

Утверждены на заседании президиума Арбитражного суда Уральского округа 27.11.2015.

 

 

1. Каким образом определяется стоимость услуг сетевой организации по передаче электрической энергии, оказанных с использованием электросетевого хозяйства, полученного в законное пользование в регулируемый период и не учтенного при установлении тарифа этой сетевой организации?

 

Из системного толкования п. 2, 15, 16, 79 Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике[1], п. 17 Правил государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 № 1178, п. 27, 47, 49 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных приказом Федеральной службы по тарифам от 06.08.2004 № 20-э/2[2], следует, что тариф на услуги по передаче электрической энергии должен быть экономически обоснованным, рассчитанным на основе необходимой валовой выручки (то есть экономически обоснованного объема финансовых средств, необходимых сетевой организации для осуществления регулируемой деятельности в течение расчетного периода регулирования – п. 2 Основ ценообразования № 1178), и исходя из финансовых характеристик объектов электросетевого хозяйства, находившихся в законном владении сетевой организации на момент принятия тарифного решения.

Поэтому распределение необходимой валовой выручки[3] участвующих во взаиморасчетах сетевых организаций посредством применения индивидуальных тарифов на услуги по передаче электроэнергии объективно обусловлено составом электросетевого оборудования и объемом перетока электроэнергии через электрические сети и объекты электросетевого хозяйства отдельно взятой сетевой организации.

Исходя из принципов тарифного регулирования цен (тарифов) на услуги по передаче электрической энергии каждая сетевая организация получает плату за оказанные услуги по передаче электроэнергии, переданной по тем сетям и объектам электросетевого хозяйства, экономически обоснованные затраты на которые были учтены при принятии тарифного решения. Такой принцип распределения НВВ обеспечивает баланс интересов всех субъектов рынка электрической энергии, в том числе сетевых организаций.

Действующее в области электроэнергетики законодательство не запрещает сетевой организации получать плату за услуги по передаче электроэнергии с использованием тех сетей и объектов электросетевого хозяйства, которые поступили в ее законное владение в течение регулируемого периода. Объективно возникающий в таких случаях дисбаланс корректируется мерами тарифного регулирования, предусматривающими как возмещение, так и исключение экономически обоснованных расходов, не учтенных при установлении тарифов (п. 7 Основ ценообразования № 1178, п. 18 - 21 Методических указаний № 20-э/2).

Исключением из общего правила являются случаи, связанные с оказанием услуг по передаче электроэнергии посредством электрических сетей и (или) электросетевого оборудования, которые не были учтены при формировании тарифов, в таком объеме и в таких размерах, которые приводят к нарушению баланса экономических интересов участников розничного рынка электроэнергии (как сетевых организаций, так и потребителей их услуг).

При рассмотрении дел названной категории арбитражным судам рекомендуется исследовать обстоятельства передачи (получения) в законное владение (аренду, пользование) объектов электросетевого хозяйства в течение регулируемого периода, причины такого поведения участников правоотношений, наличие (отсутствие) существенного изменения экономических (иных) обстоятельств, явившихся основанием для перехода прав на указанные объекты.

Следует также рассмотреть вопросы о том, не ведет ли передача электрических сетей и иного электросетевого оборудования в течение регулируемого периода от одной сетевой организации другой сетевой организации, с одной стороны, к получению сверх запланированной при формировании тарифов (сверх НВВ) выручке для одной сетевой организации и, с другой стороны, к незапланированным расходам другой сетевой организации (держателя котла), связанным с оплатой услуг по индивидуальному тарифу нового владельца электросетей (электросетевого оборудования); каковы последствия передачи прав владения электрическими сетями для иных участников правоотношений, а также о том, не возникает ли риск переложения бремени возмещения незапланированных расходов на конечных потребителей либо на местный, региональный или федеральный бюджеты.

При решении вопросов, связанных с обозначенной правовой проблемой, судам необходимо рассмотреть вопрос о наличии (отсутствии) признаков злоупотребления правом со стороны участников спора (ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации[4]).

Поведение лиц, участвующих в деле, может быть квалифицировано как злоупотребление правом в случае, если оно направлено исключительно на обход действующего в области ценообразования законодательства и ведет (может привести) к существенному нарушению баланса экономических интересов участников правоотношений. Установление судом факта злоупотребления правом может влечь негативные последствия вплоть до отказа в удовлетворении исковых требований.

При рассмотрении соответствующих споров арбитражным судам рекомендуется принимать во внимание правовые подходы Верховного Суда Российской Федерации, содержащиеся в определениях от 08.04.2015 № 307-ЭС14-4622, от 26.10.2015 № 304-ЭС15-5139.

 

2. По какой точке присоединения следует определять расчетный уровень напряжения при опосредованном присоединении объектов электроэнергетики потребителя электрической энергии (мощности) к объектам электросетевого хозяйства сетевой организации, на которых происходит преобразование уровней напряжения (трансформация)?

Каким образом подлежат применению нормы абз. 3 и 5 п. 15(2) Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 № 861[5], в случае согласования сторонами уровня напряжения в отношении точки поставки в договоре оказания услуг по передаче электрической энергии и мощности?

Подлежит ли применению в таком случае исключительно абз. 5 п. 15(2) Правил № 861 либо возможно применение абз. 3 п. 15(2) Правил № 861 как специальной нормы?

 

Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.07.2014 № 740 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 № 861 в целях уточнения порядка определения объема услуг по передаче электрической энергии, оплачиваемых потребителями услуг» (вступило в  действие с 01.08.2014) внесены изменения в редакцию п. 15(2) Правил № 861 относительно порядка определения уровня напряжения в отношении точек поставки потребителей.

В соответствии с действующим в области электроснабжения законодательством (ст. 3, 37 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», п. 2, 15 Правил № 861) в обязанности сетевой организации входит обеспечение передачи электрической энергии в точки поставки потребителя услуг (или потребителя, в интересах которого заключен договор энергоснабжения, купли-продажи (поставки), качество и параметры которой должны соответствовать техническим регламентам с соблюдением величины аварийной и технологической брони.

Точкой поставки признается место исполнения обязательства по договору об оказании услуг по передаче электроэнергии, используемое для определения объема взаимных обязательств сторон по договору, расположенное на границе балансовой принадлежности энергопринимающих устройств (п. 2 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 № 442[6], п. 2 Правил № 861).

Согласно п. 15 Основ ценообразования № 1178 и п. 15, разделу VIII Методических указаний № 20-э/2 регулируемые цены (тарифы) на услуги по передаче электрической энергии (мощности) рассчитываются на основе необходимой валовой выручки (НВВ) осуществляющей регулируемую деятельность сетевой организации, полученной от реализации каждого вида услуг, и расчетного объема производства соответствующего вида услуг за расчетный период регулирования.

Под необходимой валовой выручкой (НВВ) понимается необходимый доход регулируемой организации в расчетном периоде, обеспечивающий компенсацию экономически обоснованных расходов на производство услуг и получение прибыли, определяемой в соответствии с Методическими указаниями № 20-э/2 (п. 21 Методических указаний № 20-э/2). Доходы от услуг по передаче электроэнергии, предоставляемых сетевой организацией, должны суммарно обеспечивать необходимую валовую выручку (НВВ) данной сетевой организации (п. 49 Методических указаний № 20-э/2).

Таким образом, получение сетевой организацией в течение регулируемого периода необходимой валовой выручки (НВВ), учтенной при формировании тарифа на услуги по передаче электрической энергии (мощности), является необходимым условием для соблюдения принципа компенсации затрат сетевых организаций, участвующих в оказании услуг, и баланса экономических интересов участников розничного рынка электрической энергии (гарантирующих поставщиков, энергосбытовых организаций, сетевых организаций, потребителей).

Положения п. 81 Основ ценообразования № 1178, п. 44, 50, 51 Методических указаний № 20-э/2, регламентирующих порядок формирования и расчета двухставочных и одноставочных единых (котловых) тарифов на услуги по передаче электрической энергии, предусматривают формирование тарифов по четырем уровням напряжения (ВН, СН1, СН2, НН) исходя из планового отпуска электроэнергии потребителям, присоединенным к электрической сети на соответствующем уровне напряжения. Так, при формировании тарифа на высоком напряжении (ВН) расчет тарифа основан на плановом отпуске электроэнергии только (исключительно) потребителям, присоединенным к электрическим сетям на высоком уровне напряжения (ВН), и так далее соответственно уровням напряжения.

В соответствии с Правилами государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 № 1178 (далее – Правила), тарифы на услуги по передаче электрической энергии формируются и утверждаются (принимаются) начиная с 01 мая года, предшествующего регулируемому (п. 12 Правил), и на срок не менее чем 1 год (п. 7 Правил), поэтому вступившие в законную силу с 01.08.2014 положения п. 15(2) Правил № 861 не могли быть учтены при формировании тарифов на 2014 год.

В целях соблюдения баланса экономических интересов участников розничного рынка электрической энергии в течение регулируемого периода 2014 года и с учетом порядка расчета и формирования цен (тарифов) на услуги  по передаче электроэнергии, действовавший при формировании тарифов на 2014 год, при определении объема обязательств потребителя услуг  необходимо принимать во внимание учтенный при формировании цены (тарифа) на услуги по передаче электроэнергии (мощности) уровень напряжения в отношении конкретного потребителя услуг,  который должен быть определен в соответствии с действовавшим на тот момент законодательством  (Методические указания № 20-э/2).

Бремя доказывания обстоятельств, касающихся учета уровня напряжения конкретного потребителя в ценах (тарифах) на услуги по передаче электроэнергии (мощности), лежит на сетевой организации (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации[7]). В целях установления данных обстоятельств суд также вправе рассмотреть вопрос о привлечении регионального тарифного органа к участию в деле в качестве третьего лица либо об обращении с письменным запросом в указанный орган (абз. 2 ч. 1 ст. 16 АПК РФ).

При рассмотрении дел данной категории судам следует иметь в виду, что правила определения уровня напряжения и, как следствие, варианта тарифа в целях определения объема обязательств потребителя услуг по передаче электроэнергии императивно установлены действующим законодательством (п. 45, 55 Методических указаний № 20-э/2, а также п. 15(2) Правил № 861 - с 01.08.2014) и предопределены условиями технологического присоединения. Стороны не вправе согласовывать расчетный уровень напряжения в отношении точек поставки в договоре оказания услуг по передаче электрической энергии и мощности иначе, чем предусмотрено общеобязательными правилами.

Так, в соответствии с абз. 5 п. 15(2) Правил № 861 по общему правилу при расчете и применении цены (тарифа) на услуги по передаче электроэнергии, дифференцированной по уровням напряжения, для определения объема обязательств принимается уровень напряжения, на котором подключены энергопринимающие устройства и (или) иные объекты электроэнергетики потребителя.

В иных случаях, если граница раздела балансовой принадлежности объектов электросетевого хозяйства сетевой организации и энергопринимающих устройств потребителя установлена на объектах электросетевого хозяйства, на которых происходит преобразование уровней напряжения (трансформация), принимается уровень напряжения, соответствующий значению питающего (высшего) напряжения указанных объектов электросетевого хозяйства (абз. 3 п. 15(2) Правил № 861). Исходя из буквального толкования указанной правовой нормы представляется, что абз. 3 п. 15(2) Правил № 861 подлежит применению в ситуации, при которой объекты потребителя присоединены непосредственно к объектам электросетевого хозяйства сетевой организации, через трансформаторные подстанции.

А в случаях, если энергопринимающие устройства потребителя подключены к объектам электросетевого хозяйства сетевой организации опосредованно через объекты электросетевого хозяйства лиц, не оказывающих услуги по передаче электрической энергии, или через бесхозяйные объекты электросетевого хозяйства, принимается уровень напряжения, на котором подключены объекты указанных лиц или бесхозяйные объекты к объектам электросетевого хозяйства сетевой организации (абз. 5 п. 15(2) Правил № 861).

Судам следует учитывать, что положения п. 15(2) Правил № 861 не распространяются на население и приравненные к нему категории потребителей (абз. 6 п. 15(2) Правил № 861).

 

3. Каким образом при отсутствии письменного договора следует определять стоимость оказанных услуг по передаче тепловой энергии?

 

Согласно ст. 15 Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении»[8] местом исполнения обязательств теплоснабжающей организации является точка поставки, которая располагается на границе балансовой принадлежности теплопотребляющей установки или тепловой сети потребителя и тепловой сети теплоснабжающей организации или теплосетевой организации либо в точке подключения к бесхозяйной тепловой сети. В целях исполнения обязательств теплоснабжающие организации заключают с теплосетевыми организациями договоры оказания услуг по передаче тепловой энергии (ч. 6 ст. 13, ч.4 ст. 15, ч. 1 ст. 17 Закона о теплоснабжении).

По договору оказания услуг по передаче тепловой энергии в обязанности теплосетевой организации входит доставка тепловой энергии непосредственно до теплопотребляющей установки или тепловой сети потребителя (ст. 17 Закона о теплоснабжении, п. 56, 57 Правил организации теплоснабжения в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 08.08.2012 № 808[9]).

При этом потерянную в процессе транспортировки тепловую энергию в объеме, необходимом для компенсации потерь энергии в тепловых сетях, теплосетевые организации обязаны приобретать у единой теплоснабжающей организации, другой теплоснабжающей организации либо компенсировать путем производства тепловой энергии принадлежащими им источниками тепловой энергии (если таковые имеются), технологически присоединенными к одной системе теплоснабжения (ч. 5 ст. 13, ч. 11 ст. 15 Закона о теплоснабжении).

Из системного толкования п. 88 Основ ценообразования в сфере теплоснабжения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22.10.2012 № 1075[10], п. 117, 119, 121, 123, 125, приложения 6.2 к Методическим указаниям по расчету регулируемых цен (тарифов) в сфере теплоснабжения, утвержденным приказом  Федеральной  службы  по тарифам от 13.06.2013 № 760-э[11], следует, что одноставочные тарифы на услуги по передаче тепловой энергии формируются исходя из объема отпуска тепловой энергии из тепловых сетей теплосетевой организации и устанавливаются из расчета рубли за Гкал (единицы измерения).

В отсутствие иного согласованного сторонами договора способа (равно как и в отсутствие договора-документа) стоимость оказанных услуг по передаче тепловой энергии по одноставочному тарифу определяется исходя из объема доставленной до потребителя (потребителей) тепловой энергии в точку поставки на границе балансовой принадлежности теплопотребляющей установки или тепловой сети потребителя и тепловой сети теплоснабжающей организации или теплосетевой организации либо в точке подключения к бесхозяйной тепловой сети.

В отношении расчетов по двуставочному тарифу следует отметить, что согласно п. 89 Основ ценообразования в сфере теплоснабжения, п. 118, 122, 123, 125, приложения 6.2 к Методическим указаниям № 760-э двуставочный тариф на услуги по передаче тепловой энергии состоит из ставки за тепловую энергию, равной нулю, и ставки за содержание мощности, которая определяется как отношение НВВ к суммарной договорной (заявленной) нагрузке всех потребителей сетевой организации (с учетом услуг по поддержанию резервной мощности) и устанавливается из расчета тыс. руб. за Гкал в час (т.е. суммарная договорная (заявленная) нагрузка) в один календарный месяц (тыс. руб./Гкал/ч в мес.).

Таким образом, расчеты за переданную тепловую энергию по двуставочному тарифу производятся исходя из суммарной договорной (заявленной) нагрузке всех потребителей сетевой организации, определяются как фиксированная (установленная) рублевая (денежная) величина в один календарный месяц и не зависят от объема фактически переданной потребителям тепловой энергии.

 

4. Будет ли являться надлежащей теплоснабжающей организацией определенная схемой теплоснабжения единая теплоснабжающая организация без соблюдения предусмотренных действующим законодательством условий заключения договора теплоснабжения с такой организацией и при установлении факта имеющихся договорных отношений потребителя с другой теплоснабжающей организацией, владеющей на законном основании объектами теплосетевого хозяйства, присоединенными к теплопотребляющей установке потребителя тепловой энергии и осуществляющей приобретение тепловой энергии у генерирующей организации в целях ее поставки потребителю?

Является ли указанная теплоснабжающая организация надлежащей теплоснабжающей организацией для потребителя до момента заключения в установленном законом порядке договора теплоснабжения между потребителем теплоэнергии и единой теплоснабжающей организации?

 

Согласно ст. 2, 15 Закона о теплоснабжении, п. 2, 3, 12 Правил организации теплоснабжения № 808 единая теплоснабжающая организация обязана заключить договор теплоснабжения с любым обратившимся потребителем тепловой энергии при условии соблюдения потребителем технических условий технологического подключения к тепловым сетям и в случае, если теплопотребляющие установки такого потребителя находятся в данной системе теплоснабжения (в зоне деятельности единой теплоснабжающей организации). Такой договор для нее является публичным.

Для заключения договора теплоснабжения с единой теплоснабжающей организацией заявитель (потребитель) направляет заявку определенного содержания (п. 35 Правил организации теплоснабжения № 808) с приложением документов, поименованных в п. 36, 37 названных Правил. Заявка считается поданной в день представления сведений и документов в полном объеме (п. 39 Правил организации теплоснабжения № 808).

В случае непредставления заявителем сведений, указанных в п. 35 Правил организации теплоснабжения № 808, или документов, определенных п. 36, 37 Правил организации теплоснабжения № 808, после соблюдения процедуры запроса и представления сведений и документов, предписанной п. 39 Правил организации теплоснабжения № 808, или несоответствия заявки условиям подключения к тепловым сетям единая теплоснабжающая организация обязана по истечении 30 дней со дня направления заявителю предложения о предоставлении необходимых сведений и документов в письменной форме уведомить об отказе в заключении договора теплоснабжения с указанием причин отказа (п. 41 Правил организации теплоснабжения № 808).

На основании изложенного не имеется оснований считать договор теплоснабжения с единой теплоснабжающей организацией заключенным без подачи в адрес указанной организации соответствующей заявки и соблюдения предписанных Правилами организации теплоснабжения № 808 условий и порядка для заключения такого договора.

Исключением из общего правила является заключение с гражданином-потребителем договора теплоснабжения, который считается заключенным с даты подключения его теплопотребляющей установки к системе теплоснабжения (п. 42 Правил организации теплоснабжения № 808).

В то же время Закон о теплоснабжении предусматривает возможность (право) заключения любой теплоснабжающей организацией, владеющей на праве собственности или ином законном основании источниками тепловой энергии, договоров теплоснабжения с потребителями с соблюдением предписанных Правилами организации теплоснабжения № 808 положений (п. 2 ст. 15 Закона о теплоснабжении), а также обязывает любую теплоснабжающую организацию, владеющую на праве собственности или ином законном основании источниками тепловой энергии и (или) тепловыми сетями в системе теплоснабжения, заключить договор теплоснабжения в отношении объема тепловой нагрузки, распределенной в соответствии со схемой теплоснабжения в порядке и на условиях, предписанных действующим в области теплоснабжения законодательством (п. 3 ст. 15 Закона о теплоснабжении).

 

5. С кого подлежит взысканию задолженность за поставленный на котельную газ в случае отсутствия соответствующего договора на поставку газа между ресурсоснабжающей организацией и лицом, владеющим данной котельной: с собственника (например, муниципального образования) либо с лица, осуществляющего пользование данной газовой котельной с целью теплоснабжения объектов муниципального образования?

 

В силу п. 2 ст. 548 ГК РФ к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, правила о договоре энергоснабжения (ст. 539 – 547) применяются, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства.

Из п. 1, 2 ст. 539, п. 1 ст. 544 ГК РФ следует, что договор энергоснабжения заключается с абонентом при наличии у него отвечающего установленным техническим требованиям энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, и другого необходимого оборудования, а также при обеспечении учета потребления энергии. По договору энергоснабжения оплачивать фактически принятое количество энергии обязан абонент.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 31.03.1999 № 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» под потребителем газа понимается лицо, приобретающее газ для собственных бытовых нужд, а также собственных производственных или иных хозяйственных нужд.

Согласно правовой позиции, изложенной Верховным Судом Российской Федерации в определении от 14.09.2015 по делу № 303-ЭС15-6562, факт получения лицом энергоресурса как самостоятельного блага является достаточным основанием для того, чтобы обязательство по оплате этого энергоресурса возникло именно у получателя.

При этом юридические основания пользования энергопринимающими устройствами (котельной), в том числе действительность сделок, не имеют значения для определения надлежащего плательщика за энергоресурс.

Учитывая, что бремя содержания имущества (ст. 210 ГК РФ) не тождественно бремени возмещения стоимости энергоресурса, а обязанность по уплате за потребленные энергоресурсы не регулируется данной нормой, в отсутствие доказательств приобретения и дальнейшего использования газа непосредственно собственником газовой котельной, взыскание стоимости поставленного энергоресурса производится с лица, которое фактически владело данным объектом коммунальной инфраструктуры.

 

6. Правомерно ли предъявление одной сетевой организации к другой сетевой организации требований о взыскании стоимости бездоговорного потребления электрической энергии, используемой последней для удовлетворения собственных нужд?

 

Сетевые организации приобретают электрическую энергию (мощность) на розничных рынках для собственных (хозяйственных) нужд и в целях компенсации потерь электроэнергии в принадлежащих им на праве собственности или на ином законном основании объектах электросетевого хозяйства. В этом случае сетевые организации выступают как потребители (п. 4 Основных положений № 442).

Таким образом, ввиду различного правового регулирования правоотношений, в том числе в части последствий несоблюдения предписаний действующего законодательства, следует различать приобретение сетевыми организациями электроэнергии: а) для собственных (хозяйственных) нужд и    б) в целях компенсации потерь электроэнергии.

Так, порядок и условия заключения сетевой организацией договора энергоснабжения (купли-продажи) для собственных (хозяйственных) нужд (например, для энергоснабжения объектов недвижимости) являются аналогичными порядку и условиям заключения таких договоров с любым другим потребителем (раздел III Основных положений № 442). При этом на такую сетевую организацию в полной мере распространяются правила выявления бездоговорного потребления и порядка оплаты такого потребления (п. 2, 84, 192, 193, 194, 196 Основных положений № 442).

В свою очередь, фактические потери электрической энергии в объектах электросетевого хозяйства, не учтенные в ценах (тарифах) на оптовом рынке, приобретаются и оплачиваются сетевыми организациями, в сетях которых возникли такие потери, путем приобретения электроэнергии (мощности) у гарантирующего поставщика, энергосбытовых (энергоснабжающих) организаций по договору купли-продажи (поставки), заключенному в порядке и на условиях, указанных в разделе III Основных положений № 442 (п. 128 Основных положений № 442).

В отсутствие такого договора в письменной форме сетевые организации оплачивают стоимость фактических потерь электроэнергии гарантирующему поставщику, в границах зоны деятельности которого расположены объекты электросетевого хозяйства указанной сетевой организации (п. 130 Основных положений № 442).

При этом порядок и условия оплаты фактических потерь электрической энергии определяются в соответствии с п. 189, 190 Основных положений № 442.

 

7. Как следует квалифицировать потребление электрической энергии собственниками нежилых помещений в нежилых зданиях и многоквартирных домах при наличии технологического присоединения энергопринимающих устройств, но в отсутствие заключенного договора энергоснабжения?

 

Потребление электроэнергии в отсутствие заключенного договора энергоснабжения (договора купли-продажи (поставки) электрической энергии) само по себе при условии наличия технологического присоединения энергопринимающих устройств, осуществленного в установленном действующим законодательством порядке, не свидетельствует о факте бездоговорного потребления электрической энергии по смыслу п. 2 Основных положений № 442.

В отсутствие договора-документа отношения между собственниками нежилых помещений и гарантирующим поставщиком (энергосбытовой организацией) с учетом конкретных обстоятельств дела могут быть квалифицированы судом в соответствии с п. 1 ст. 162 ГК РФ как фактически сложившиеся договорные отношения по снабжению ресурсом по присоединенной сети. При этом исследованию подлежат, в частности,  наличие соглашения сторон о порядке расчетов, совершение данными лицами действий, направленных на исполнение условий соглашения, факт передачи электрической энергии по сетям от гарантирующего поставщика (энергосбытовой организации) потребителю, прием и потребление электрической энергии потребителем.

Наличие акта о неучтенном потреблении электрической энергии в такой ситуации само по себе не является определяющим.

В частности, в случае надлежащего технологического присоединения энергопринимающих устройств нежилого здания и наличия у отдельных собственников нежилых помещений в нём договоров энергоснабжения само по себе отсутствие договора-документа электроснабжения у одного из собственников нежилых помещений (напр., в ситуации смены собственника данного помещения) не свидетельствует о наличии оснований для взыскания стоимости потреблённой таким помещением электрической энергии по правилам п. 196 Основных положений № 442.

Договорным признается также потребление электроэнергии собственниками нежилых помещений в многоквартирных домах, если из представленных письменных доказательств следует, что они вносят плату за электрическую энергию управляющей организации, а ресурсоснабжающая организация выставляет последней счета за поставку соответствующего ресурса (Правила предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 № 354[12]; вопрос 9 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации 1 (2014), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.12.2014).

При рассмотрении соответствующих споров с потребителями – собственниками нежилых помещений в целях определения объема полезного отпуска электрической энергии к участию в деле рекомендуется привлекать и сетевую организацию, и гарантирующего поставщика (энергосбытовую организацию).

 

8. Может ли быть оспорен в самостоятельном процессе акт о неучтенном потреблении электроэнергии?

 

Требование об оспаривании акта о неучтенном потреблении электрической энергии, составление которого предусмотрено п. 192 Основных положений № 442, подлежит рассмотрению по существу. С учетом возможных правовых последствий составления акта о неучтенном потреблении электрической энергии (предъявление требований о взыскании стоимости электроэнергии, рассчитанной на основании данного акта, либо установления ограничений подачи электроэнергии) и законного интереса, за защитой которого обращается заявитель (в т.ч. предотвращение угрозы банкротства, прекращения или ограничения подачи электрической энергии), названное требование рассматривается как иск о признании договорного правоотношения существующим в определенном виде (абз. 2 ст. 12 ГК РФ, п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

 

9. Подлежат ли применению к отношениям сторон обязательные Правила, принятые Правительством Российской Федерации после заключения сторонами публичного договора, вне зависимости от внесения соответствующих изменений в данный публичный договор?

 

В силу ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

По отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие. Отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства, регулируются в соответствии со ст. 422 названного Кодекса.

В силу ч.6 ст.6 Федерального закона от 26.03.2003 № 36-ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике» утверждаемые Правительством Российской Федерации основные положения функционирования розничных рынков и иные регулирующие функционирование (ценообразование) оптового и розничных рынков нормативные документы обязательны для сторон публичного договора со дня их вступления в силу и распространяются также на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров, если указанными нормативными документами не установлен иной срок их вступления в силу.

Руководствуясь данными законодательными положениями, принимая во внимание необходимость обеспечения единообразного подхода к вопросу регулирования правоотношений, возникающих из договоров энергоснабжения, применительно к сфере договоров энергоснабжения и обеспечения коммунальными ресурсами (электроснабжения, теплоснабжения, водоснабжения и т.п.), учитывая специфику правоотношений, обусловленных договорами энергоснабжения, ввиду их публичного характера (ст. 426 ГК РФ «Публичный договор»), императивного метода правового регулирования отношений в данной сфере, длительный характер договорных отношений, обязательные Правила, утвержденные Правительством Российской Федерации, а также уполномоченными Правительством Российской Федерации федеральными органами исполнительной власти (типовые договоры, положения и т.п.), подлежат применению к правам и обязанностям сторон (заключенного ранее) публичного договора, возникшим после введения их в действие.

Судам следует оценивать условия заключенных договоров на соответствие обязательным Правилам, утвержденным Правительством Российской Федерации. В частности, о такой необходимости может свидетельствовать принятое сторонами обязательство подчиняться действующему в области энергоснабжения (электроснабжения, теплоснабжения, водоснабжения и т.п.) законодательству.

Кроме того, в случае наличия в договоре условия о ежегодной пролонгации (возобновлении) договорных правоотношений на новый срок, условия публичного договора должны соответствовать обязательным Правилам, утвержденным Правительством Российской Федерации, а также уполномоченными Правительством Российской Федерации федеральными органами исполнительной власти (типовым договорам, положениям и т.п.), действующим на момент возобновления.

 

10. Возможна ли уступка прав (требований) взыскания задолженности с собственников или пользователей помещений в многоквартирном доме за оказанные услуги по содержанию и текущему ремонту общего имущества дома их управляющей компанией другой управляющей компании, которая не обслуживает те многоквартирные дома, по которым образовался долг, а равно совсем другому юридическому лицу? Какие обстоятельства необходимо устанавливать и проверять суду при проведении такой уступки прав?

 

В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).

В силу п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 2 ст. 388 ГК РФ).

В случае уступки прав (требований) взыскания задолженности с собственников или пользователей помещений в многоквартирном доме за оказанные услуги по содержанию и текущему ремонту общего имущества дома их управляющей компанией другому лицу должник вправе выдвигать против требований цессионария все возражения, какие могли быть предъявлены им первоначальному кредитору (управляющей компании).

При наличии в материалах дела доказательств, свидетельствующих о надлежащем фактическом выполнении управляющей организацией работ по содержанию и текущему ремонту общего имущества в период управления ею многоквартирным домом, соответствующие платежи собственников помещений являются собственностью такой управляющей компании в качестве оплаты оказанных услуг, следовательно, у последней имеются материально-правовые основания для передачи другому лицу по договору цессии прав (требований) и взыскания задолженности с собственников помещений.

При установлении факта неоказания услуг по содержанию и текущему ремонту (например, при наличии доказательств оказания данных услуг иной управляющей организацией), оснований для признания названного договора цессии недействительным как противоречащего положениям главы 24 ГК РФ не имеется. В таком случае возможно оставление без удовлетворения иска к собственникам помещений в многоквартирном доме в связи с передачей новому кредитору несуществующего права требования.

При рассмотрении таких споров юридически значимыми и подлежащими установлению являются следующие обстоятельства: имеются ли у такой управляющей организации полномочия на управление многоквартирным домом (решения общего собрания собственников помещений многоквартирного дома); приступила ли данная управляющая компания к исполнению своих обязанностей (заключены ли ею договоры управления с собственниками помещений жилого дома, договоры на оказание коммунальных услуг, договоры с иными организациями в целях оказания услуг по содержанию и техническому обслуживанию дома); исследуется содержание договора управления многоквартирным домом (в том числе и на предмет наличия условия о запрете уступки прав иным лицам); а также фактическое оказание управляющей компанией, уступающей право (требование), услуг (выполнение работ) по содержанию и текущему ремонту общего имущества многоквартирного дома.

 

11. Каким образом теплоснабжающая организация может возместить свои расходы на поставку теплоносителя в многоквартирный жилой дом при возникновении ситуаций, когда граждане (в отсутствие технологической возможности получения горячего водоснабжения) осуществляют отбор указанного ресурса из внутридомовых сетей теплоснабжения в целях использования его в качестве горячей воды?

 

По общему правилу, в силу подп. «б» п. 4 Правил предоставления коммунальных услуг № 354, снабжение горячей водой, подаваемой по централизованным сетям горячего водоснабжения (при закрытой либо открытой системе горячего водоснабжения) и внутридомовым инженерным системам в жилой дом (домовладение), является самостоятельным видом коммунальной услуги.

При отсутствии централизованного горячего водоснабжения снабжение горячей водой потребителей в многоквартирном доме осуществляется исполнителем коммунальных услуг путем производства и предоставления коммунальной услуги по горячему водоснабжению с использованием внутридомовых инженерных систем, включающих оборудование, входящее в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме (при наличии такого оборудования).

В силу подп. «г«, «е» п. 3 Правил предоставления коммунальных услуг № 354 одним из условий предоставления коммунальных услуг потребителю в многоквартирном доме или в жилом доме (домовладении) является техническая возможность внутридомовых инженерных систем, с использованием которых осуществляется предоставление коммунальных услуг, а также соответствие технического состояния внутридомовых инженерных систем и внутриквартирного оборудования установленным требованиям и готовность его для предоставления коммунальных услуг.

Тарифы на горячую воду и надбавки к таким тарифам устанавливаются для организаций коммунального комплекса, обеспечивающих горячее водоснабжение с использованием закрытой системы горячего водоснабжения или открытой системы горячего водоснабжения (теплоснабжения; п. 47 Основ ценообразования в сфере деятельности организаций коммунального комплекса, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 14.07.2008 № 520[13]).

При приготовлении горячей воды с использованием внутридомовых инженерных систем многоквартирного дома (при отсутствии централизованного приготовления горячей воды) размер платы за горячее водоснабжение рассчитывается исходя из показаний приборов учета и соответствующих тарифов на холодную воду и топливо, используемые для приготовления горячей воды (п. 18 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 № 307).

Учитывая изложенное, оснований для взыскания с граждан платы за такую коммунальную услугу, как горячее водоснабжение, в случае отсутствия в многоквартирном жилом доме как централизованной, так и внутридомовой системы горячего водоснабжения не имеется.

Вместе с тем в случае установления несанкционированного водоразбора ресурсоснабжающая организация вправе требовать оплаты стоимости теплоносителя, утраченного во внутридомовых сетях.

 

12. Возможно ли применение в расчетах между ресурсоснабжающей организацией и исполнителем коммунальных услуг за поставленный коммунальный ресурс (горячая вода) одноставочного тарифа (в руб. за куб.м) (при наличии закрытой системы горячего водоснабжения) в случае установки в многоквартирном жилом доме двухкомпонентного коллективного (общедомового) прибора учета на горячую воду?

 

Согласно п. 48 Основ ценообразования № 520 под закрытой системой горячего водоснабжения понимается комплекс технологически связанных между собой инженерных сооружений, предназначенных для горячего водоснабжения, осуществляемого путем отбора горячей воды из сетей горячего водоснабжения либо путем нагрева холодной воды с использованием центрального теплового пункта (без отбора горячей воды из тепловой сети).

Тариф на горячую воду в закрытой системе горячего водоснабжения состоит из компонента на холодную воду и компонента на тепловую энергию (двухкомпонентный тариф).

Аналогичные положения закреплены в п. 9 ст. 32 Федерального закона от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении».

В силу п. 112, 113 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 18.11.2013 № 1034, в случае если для определения количества поставленной (потребленной) тепловой энергии, теплоносителя в целях их коммерческого учета требуется измерение температуры холодной воды на источнике тепловой энергии, допускается введение указанной температуры в вычислитель в виде константы с периодическим пересчетом количества потребленной тепловой энергии с учетом фактической температуры холодной воды.

В ситуации, когда в многоквартирном жилом доме установлен коллективный (общедомовой) прибор учета на горячую воду, запрограммированный с константой исходной температуры холодной воды, равной пяти градусам Цельсия (без учета времени года), однако позволяющий определять объем горячего водоснабжения исходя из двух компонентов: на воду в куб.м и на тепловую энергию в Гкал, правомерно применение при расчетах между ресурсоснабжающей организацией и исполнителем коммунальных услуг установленного регулирующим органом двухкомпонентного тарифа, при отсутствии доказательств неисправности данного прибора учета.

 

13. Является ли предъявление управляющей организацией платежных требований обязательным условием возникновения у должника обязанности по внесению платы за помещение и коммунальные услуги и, соответственно, права управляющей организации требовать взыскания неустойки/процентов за пользование чужими денежными средствами?

 

В ч. 1 ст. 155 Жилищного кодекса Российской Федерации[14] установлено, что плата за жилое помещение и коммунальные услуги вносится ежемесячно до десятого числа месяца, следующего за истекшим месяцем, если иной срок не установлен договором управления многоквартирным домом либо решением общего собрания членов товарищества собственников жилья, жилищного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива, созданного в целях удовлетворения потребностей граждан в жилье в соответствии с федеральным законом о таком кооперативе.

Таким образом, срок исполнения обязательства по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги является установленным, и он не связан с представлением должнику предусмотренных ч. 2 ст. 155 ЖК РФ платежных документов. По истечении указанного срока должник считается просрочившим исполнение[15].

 

14. Является ли истечение межповерочного интервала и отсутствие доказательств, подтверждающих наличие поверки индивидуальных приборов учета, основанием для применения расчетного способа определения среднемесячного объема потребления коммунального ресурса (норматива потребления)?

 

Согласно ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 26.06.2008 № 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений» средства измерений, предназначенные для применения в сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений, в процессе эксплуатации подлежат периодической поверке. Применяющие такие средства измерений юридические лица и индивидуальные предприниматели обязаны своевременно представлять эти средства измерений на поверку.

В п. 80 Правил предоставления коммунальных услуг № 354 предусмотрено, что учет объема (количества) коммунальных услуг, предоставленных потребителю в жилом или в нежилом помещении, осуществляется с использованием индивидуальных, общих (квартирных), комнатных приборов учета. К использованию допускаются приборы учета утвержденного типа и прошедшие поверку в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации об обеспечении единства измерений.

На основании п. 81 Правил предоставления коммунальных услуг № 354 именно на собственника жилого или нежилого помещения возлагается бремя доказывания исправности средства измерения и отсутствия вмешательства в его работу (целостность контрольных пломб и т.п.).

При этом в случае истечения межповерочного интервала поверки приборов учета прибор учета считается вышедшим из строя (п. 81(12) названных Правил).

Однако данная презумпция может быть опровергнута лицом, не исполнившим (несвоевременно исполнившим) обязанность по представлению средства измерения на поверку. Лицо, несвоевременно представившее средство измерения на поверку, вправе представить доказательства исправности (годности) прибора учета посредством поверки или проведением экспертизы. Суд при этом учитывает отсутствие (наличие) доказательств энергопотребления в объеме большем, нежели зафиксировал прибор учета в спорный период и (или) в соответствующий период предыдущего года, должный характер заботливости и осмотрительности владельца прибора учета по исправлению недостатков и другие заслуживающие внимания обстоятельства, например, своевременность принятых им мер к поверке средства измерения и незначительная продолжительность временного промежутка отсутствия поверки[16].

При рассмотрении споров между ресурсоснабжающими и управляющими организациями, связанных с определением объема поставленных в многоквартирный дом коммунальных ресурсов, собственники жилых и нежилых помещений могут быть привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. 51 АПК РФ).

 

15. Подлежит ли удовлетворению иск управляющей компании о взыскании платы за содержание и текущий ремонт общего имущества многоквартирного дома с арендатора нежилого помещения при наличии между ним и управляющей компанией договора, которым обязанность по внесению указанных платежей закреплена за арендатором?

 

При наличии между арендатором нежилого помещения, расположенного в многоквартирном доме, и управляющей организацией заключенного в соответствии с действующим законодательством и условиями договора аренды договора, предусматривающего оказание услуг по содержанию и ремонту общего имущества дома, обязанность по внесению платы за содержание и текущий ремонт общего имущества многоквартирного дома лежит на арендаторе нежилого помещения согласно п. 1 ст. 781 ГК РФ.

В отсутствие соответствующего договора между арендатором и управляющей организацией расходы по содержанию общего имущества многоквартирного дома несет собственник (арендодатель) нежилого помещения (ч. 1 ст. 36, ч. 1 ст. 39 ЖК РФ, ст. 249 ГК РФ; вопрос 5 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2015), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.06.2015).

 

16. Кто является надлежащим истцом по искам к собственникам помещений в многоквартирном доме о взыскании задолженности по уплате взносов на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме?

 

В ч. 3 ст. 170 ЖК РФ предусмотрено, что собственники помещений в многоквартирном доме вправе выбрать один из следующих способов формирования фонда капитального ремонта:

1) перечисление взносов на капитальный ремонт на специальный счет в целях формирования фонда капитального ремонта в виде денежных средств, находящихся на специальном счете;

2) перечисление взносов на капитальный ремонт на счет регионального оператора в целях формирования фонда капитального ремонта в виде обязательственных прав собственников помещений в многоквартирном доме в отношении регионального оператора.

В случае, если собственники помещений в многоквартирном доме в установленный срок не выбрали способ формирования фонда капитального ремонта или выбранный ими способ не был реализован в установленный срок, орган местного самоуправления принимает решение о формировании фонда капитального ремонта в отношении такого дома на счете регионального оператора (ч. 7 ст. 170 ЖК РФ).

Согласно ч. 2, 3 ст. 175 ЖК РФ владельцем специального счета может быть товарищество собственников жилья, жилищный кооператив, управляющая организация или региональный оператор.

Таким образом, в зависимости от способа формирования фонда капитального ремонта, с учетом особенностей соответствующего способа и установленных ст. 171 ЖК РФ особенностей уплаты взносов на капитальный ремонт с требованием о взыскании с собственников помещений в многоквартирном доме задолженности по уплате взносов на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме вправе обратиться:

- осуществляющие управление многоквартирным домом товарищество собственников жилья, жилищный кооператив либо управляющая организация в случае формирования фонда капитального ремонта на специальном счете собственников помещений многоквартирного дома, открытом в банке либо ином кредитном учреждении. В таком случае действующее товарищество собственников жилья (жилищный кооператив, управляющая организация) является владельцем специального счета. С учетом целевого характера и особой правовой природы данных платежей представляется целесообразным в решении суда о взыскании названных денежных средств указывать об их перечислении на соответствующий специальный банковский счет;

- региональный оператор в случае формирования фонда капитального ремонта на специальном счете регионального оператора (при выборе собственниками регионального оператора в качестве владельца такого специального счета согласно ч. 3 ст. 175 ЖК РФ), а также в случае, когда собственниками не выбран способ формирования фонда капитального ремонта или выбранный ими способ не был реализован. В названных случаях региональный оператор является владельцем специального счета, а также лицом, отвечающим за предъявление собственнику платежных документов для уплаты взносов на капитальный ремонт и ведущим учет фонда капитального ремонта с момента передачи ему такой функции (ч. 4 ст. 181, п. 9 ч. 2 ст. 182 ЖК РФ). В решении суда указывается на взыскание и перечисление денежных средств на соответствующий специальный счет или на счет регионального оператора;

- осуществляющие управление многоквартирным домом товарищество собственников жилья, жилищный кооператив либо управляющая организация в случае формирования фонда капитального ремонта на специальном счете регионального оператора, а также когда собственниками не выбран способ формирования фонда капитального ремонта или выбранный ими способ не был реализован. Такой подход обусловлен тем, что действия товарищества собственников жилья (жилищного кооператива, управляющей организации) как лица, реализующего полный спектр полномочий, связанных с содержанием и эксплуатацией многоквартирного дома, направлены на защиту прав и законных интересов собственников помещений в многоквартирном доме (например, при необращении регионального оператора с подобными исками в суд). При этом региональный оператор может быть привлечен судом к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. 51 АПК РФ). Денежные средства в таком случае взыскиваются и перечисляются на соответствующий специальный счет или на счет регионального оператора, о чем указывается в решении суда.

 

17. В  каком  порядке  подлежат взысканию средства на капитальный ремонт в виде ежемесячных платежей, задолженность по которым возникла  до  введения  в действие  Федерального  закона  от  25.12.2012  № 271-ФЗ и утверждения уполномоченными органами субъектов Российской Федерации программ капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах?

 

Федеральным законом от 25.12.2012 № 271-ФЗ «О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» внесены изменения, касающиеся организации проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах, в том числе порядка уплаты собственниками помещений в многоквартирном доме соответствующих взносов. Указанный закон применяется к отношениям, правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие (ст. 4 ГК РФ).

Момент возникновения у собственника помещения в многоквартирном доме обязанности по внесению взноса на капитальный ремонт по новым правилам организации и формирования фонда капитального ремонта связан с официальным опубликованием утвержденной региональной программы капитального ремонта, в которую включен этот дом (ч. 3 ст. 169 ЖК РФ), а также принятым на общем собрании собственников помещений в многоквартирном доме решением о способе формировании фонда капитального ремонта (ч. 5 ст. 170 ЖК РФ).

До утверждения региональной программы капитального ремонта в порядке, предусмотренном ст. 168 ЖК РФ, и принятия собственниками соответствующего решения продолжают действовать принятые и действующие ранее решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме.

С учетом изложенного задолженность по уплате взносов на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме, образовавшаяся в период до вступления в силу Федерального закона от 25.12.2012 № 271-ФЗ, взыскивается с должника в пользу действующей управляющей организации (товарищества собственников жилья, жилищного кооператива).

 

18. Влечет ли изменение предмета и основания иска ввиду различного предмета доказывания заявленное истцом (управляющей организацией) в ходе рассмотрения дела ходатайство об изменении предмета иска с требования о взыскании задолженности по внесению платежей на капитальный ремонт на требование о взыскании задолженности по оплате капитального ремонта в виде стоимости фактически понесенных истцом затрат?

 

Для целей решения вопросов о возможности удовлетворения ходатайства истца об изменении на основании ч. 1 ст. 49 АПК РФ искового требования о взыскании задолженности по внесению платежей на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме на требование о взыскании задолженности по оплате капитального ремонта в виде стоимости фактически понесенных затрат, а также о возможности вынесения судом решения об удовлетворении иска следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

 

 

20. Возможно ли взыскание юридическим лицом со страховой организации неустойки, предусмотренной Законом Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей»[17], в связи с уступкой ему гражданином соответствующего права, возникшего на основании договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, добровольного страхования имущества граждан?

 

1. При рассмотрении требований о взыскании санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение страховщиком обязательств по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств следует учитывать, что основанием для их применения являются положения п. 21 ст. 12, п. 3 ст. 16.1 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»[18]. Положения Закона о защите прав потребителей подлежат применению в части, не урегулированной Законом об ОСАГО.

При оценке судом договора уступки права требования, по которому потерпевшим передано цессионарию право получения неустойки, предусмотренной п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей (при наличии права на применение мер ответственности, предусмотренных Законом об ОСАГО), следует исходить из того, что предмет цессии фактически формировался исходя из объема прав, принадлежащих цеденту на основании Закона об ОСАГО.

При этом неправильное указание в договоре цессии нормы права, в силу которой подлежит уплате истребуемая санкция, не является основанием для признания уступленного права требования несуществующим либо недействительным. Суд должен разрешить заявленные требования на основании правильной юридической квалификации существующих отношений и выбрать ту правовую норму, которая подлежала применению.

 

2. При оценке права юридического лица на предъявление на основании договора цессии, заключенного с физическим лицом, требования о взыскании со страховщика санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору добровольного страхования имущества граждан (п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей) следует принимать во внимание следующее.

Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (п. 1 ст. 9 ГК РФ).

При передаче физическим лицом (потерпевшим, выгодоприобретателем) юридическому лицу права на взыскание со страховщика неустойки за нарушение сроков выплаты страхового возмещения по договору добровольного страхования имущества граждан право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ). Соответственно, новый кредитор имеет право на реализацию уступленного ему права, в том числе путем предъявления соответствующего иска.

 

21. Возможно ли уменьшение на основании ст. 333 ГК РФ неустойки (пени), предусмотренной п. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО, право требования которой получено истцом по договору цессии от физического лица? Каковы пределы снижения указанной неустойки?

 

Гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательства, одновременно предоставляя суду право снижать размер неустойки при явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств (п. 1 ст. 333 ГК РФ).

Указанное право предоставлено суду независимо от того, является неустойка законной или договорной (ст. 330 и 333 ГК РФ, определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22.01.2004 № 13-О).

Возложив решение вопроса об уменьшении размера неустойки при ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства на суды, законодатель исходил из конституционных прерогатив правосудия, которое по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года).

Наличие оснований для снижения и определение критериев соразмерности устанавливаются судом в каждом конкретном случае самостоятельно, исходя из установленных по делу обстоятельств.

При этом должны быть учтены все существенные обстоятельства дела, в  том числе длительность срока, в течение которого истец не обращался в суд с заявлением о взыскании неустойки, соразмерность суммы неустойки тяжести нарушения обязательства, общеправовые принципы разумности, справедливости и соразмерности, а также невыполнение ответчиком в добровольном порядке требований истца о надлежащем исполнении договора.

Перечень критериев для снижения размера штрафных санкций не является исчерпывающим (информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.07.1997 № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 42 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при оценке последствий, указанных в ст. 333 ГК РФ, судом могут приниматься во внимание в числе прочих обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства.

Право определять пределы снижения неустойки (пени, штрафа) также принадлежит суду.

Таким образом, превышение суммы заявленной к взысканию неустойки суммы неисполненного обязательства с учетом конкретных обстоятельств дела может являться достаточным основанием для применения норм ст. 333 ГК РФ и снижения данной гражданско-правовой санкции с учетом ее компенсационной правовой природы и разъяснений, содержащихся в п. 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».

 

22. Какие обстоятельства следует учитывать суду при рассмотрении требования юридического лица (индивидуального предпринимателя) о взыскании со страховщика по договору добровольного страхования имущества граждан страхового возмещения в виде утраты товарной стоимости, уступленного  физическим лицом на основании договора цессии.  

 При оценке права юридического лица  на предъявление на основании договора цессии, заключенного с физическим лицом, требования о взыскании со страховщика по договору добровольного  страхования имущества граждан страхового возмещения в виде утраты товарной стоимости следует принимать во внимание  следующее.

  Физическим лицом (потерпевшим, выгодоприобретателем) может быть передано юридическому лицу (индивидуальному предпринимателю)  право на взыскание утраты товарной стоимости поврежденного транспортного средства со страховщика по договору добровольного страхования имущества граждан. Право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 Гражданского кодекса Российской Федерации). Соответственно, новый кредитор имеет право на реализацию уступленного ему права, в том числе путем предъявления соответствующего иска.

 Наличие права на возмещение утраты товарной стоимости следует устанавливать исходя из толкования условий договора страхования  и соответствующих правил страхования. При этом ст. 16 Закона о защите прав потребителей, положения пунктов 23 и 41 Постановления Пленума Верховного Суда российской Федерации от 27.06.2013 № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» следует применять в совокупности. Необходимо учитывать наличие у страхователя права выбора способа расчета убытков (с уменьшением на размер утраты товарной стоимости застрахованного имущества или без такового), волеизъявление страхователя  при заключении и исполнении договора страхования, экономическое  соотношение условия о способе расчета убытков с порядком определения размера страховой премии[19].

Таким образом, если сторонами договора страхования согласовано условие о том, что утрата товарной стоимости не подлежит возмещению в составе убытков, при этом  имеются доказательства предоставления  страхователю – физическому лицу права выбора заключения договора на иных условиях, утрата товарной стоимости возмещению не подлежит. 

 

23. О порядке применения неустойки, подлежащей выплате страховщиком при несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре, на основании положений п. 21 ст. 12 Закона об ОСАГО (в редакции Федерального закона от 21.07.2014 № 223-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»[20]).

 

В силу п. 21 ст. 12 Закона об ОСАГО (в редакции Закона от 21.07.2014 № 223-ФЗ) в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня принятия к рассмотрению заявления потерпевшего о страховой выплате или прямом возмещении убытков и приложенных к нему документов, предусмотренных правилами обязательного страхования, страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или выдать ему направление на ремонт транспортного средства с указанием срока ремонта либо направить потерпевшему мотивированный отказ в страховой выплате.

При несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с Законом об ОСАГО размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

В соответствии с п. 13 ст. 5 Закона от 21.07.2014 № 223-ФЗ положения Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (в редакции Закона от 21.07.2014 № 223-ФЗ) и Закона об ОСАГО (в редакции Закона от 21.07.2014 № 223-ФЗ) применяются к отношениям между потерпевшими, страхователями и страховщиками, возникшим из договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, заключенных после вступления в силу соответствующих положений Закона от 21.07.2014 № 223-ФЗ, если иное не предусмотрено указанной статьей.

Исходя из данных законодательных положений ответственность, установленная п. 21 ст. 12 Закона об ОСАГО (в редакции Закона от 21.07.2014 № 223-ФЗ), применяется в случае, если договоры обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств заключены после 01.09.2014.

По договорам, заключенным до 01.09.2014, подлежит применению ответственность, установленная ст. 13 Закона об ОСАГО, вне зависимости от момента совершения дорожно-транспортного происшествия.

 

24. Какие подходы подлежат применению судом при оценке заключения независимой технической экспертизы, представленной истцом в подтверждение ущерба по страховому случаю, наступившему начиная с 17.10.2014?

 

Согласно п. 3 ст. 12.1 Закона об ОСАГО независимая техническая экспертиза проводится с использованием единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, которая утверждается Банком России.

Экспертное заключение, выполненное не в соответствии с Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденной положением Центрального банка Российской Федерации от 19.09.2014 № 432-П[21], не может являться допустимым доказательством при определении размера страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему в результате повреждения транспортного средства, по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств по страховому случаю, наступившему начиная с 17 октября 2014 года (ст. 68 АПК РФ).

В п. 12 рекомендаций Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Уральского округа от 29.10.2014 № 2/2014 разъяснено, что исходя из положений ст. 133 АПК РФ суд определяет характер спорного материального правоотношения, подлежащего применению законодательства и обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела в соответствующем судебном акте (определение о подготовке дела к судебному разбирательству). При этом подготовка дела должна включать в себя и взаимодействие суда с участниками процесса. В рамках такой деятельности суд ставит на обсуждение круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, наличие/отсутствие которых суд предлагает доказать участникам процесса (ст. 65 АПК РФ).

Таким образом, если истец очевидно для суда обосновывает своё требование недопустимым доказательством, суд в целях эффективной защиты и восстановления нарушенных прав и законных интересов сторон обязан поставить данный вопрос на обсуждение.

В иных случаях бремя доказывания возражений относительно несоответствия представленного истцом заключения Единой методике лежит на ответчике.

 

25. В какой форме должен быть выражен отказ выгодоприобретателя от выплаты ему страхового возмещения? Что следует понимать под «отсутствием намерения выгодоприобретателя воспользоваться правом на предъявление требований к страховщику о выплате страхового возмещения»?

 

Согласно п. 3 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.03.2015, если выгодоприобретатель по договору добровольного страхования имущества не выражает намерения воспользоваться правом на предъявление требований к страховщику о выплате страхового возмещения, собственник имущества вправе обратиться к страховщику за соответствующей выплатой непосредственно. Убытки, причиненные страхователю в связи с наступлением страхового случая, подлежат возмещению страховщиком в полном объеме в соответствии с условиями договора.

Соответствующее намерение может следовать из исходящего от выгодоприобретателя заявления, претензии, отзыва, самостоятельного иска и т.п.

В силу ч. 1 ст. 51 АПК РФ выгодоприобретатель подлежит привлечению к участию в деле о взыскании страхового возмещения по иску страхователя в процессуальном статусе третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне истца по инициативе суда.

В том случае, если выгодоприобретатель занимает позицию процессуального молчания и не выражает своего намерения воспользоваться правом на предъявление требований к страховщику о выплате страхового возмещения, собственник имущества (страхователь) вправе взыскать со страховщика сумму страхового возмещения.

Выгодоприобретатель как лицо, участвующее в деле, несёт риск наступления неблагоприятных последствий несовершения им процессуальных действий, в том числе незаявления самостоятельных требований о взыскании задолженности (ч. 2 ст. 9, ч. 1 ст. 50 АПК РФ).

 

26. При обращении лизингополучателя в суд с требованием о взыскании авансового платежа в качестве неосновательного обогащения по расторгнутому договору выкупного лизинга в счет каких обязательств учитывается такой авансовый платеж?

 

В соответствии с п. 3.2 – 3.5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» при расчете сальдо встречных обязательств авансовые платежи не учитываются: они исключаются как из состава финансового предоставления, произведенного лизингодателем, так и из состава уплаченных лизинговых платежей, произведенных лизингополучателем. При расчете сальдо встречных обязательств в случае досрочного прекращения договора лизинга принимается во внимание, в частности, стоимость возвращенных предметов лизинга, в которую потенциально включены и авансовые платежи в составе стоимости приобретения предмета лизинга. Поскольку изначально авансы предназначены и переданы не лизингодателю, а продавцу предметов лизинга, то далее авансы возвращаются лизингополучателю в составе стоимости приобретенных предметов лизинга, а затем учитываются в стоимости возвращенных предметов лизинга, увеличивая размер предоставления в пользу лизингодателя. Дополнительное взыскание авансовых платежей приведет к дисбалансу взаимных расчетов сторон, производимых по формуле, указанной в п. 3.2 – 3.5 данного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

 

27. Имеются ли основания для расчета сальдо встречных обязательств в случае, если истец обращается за взысканием просроченных лизинговых платежей, однако договор лизинга не расторгнут?

 

В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» только расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой. До момента расторжения договора лизинга оснований для расчета сальдо не имеется.

Более того, соотнесение взаимных предоставлений сторон по договору лизинга невозможно до фактического возврата предмета лизинга лизингодателю, поскольку при соотнесении взаимных предоставлений сторон и определения завершающей обязанности одной стороны в отношении другой должна учитываться стоимость возвращенного лизингодателю предмета лизинга, которая подлежит определению по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу ст. 669 ГК РФ – при возврате предмета лизинга лизингодателю).

 

 

 


[1] Далее – Основы ценообразования № 1178.

[2] Далее – Методические указания № 20-э/2.

[3] Далее – НВВ.

[4] Далее – ГК РФ.

[5] Далее – Правила № 861.

[6] Далее – Основные положения № 442.

[7] Далее – АПК РФ.

[8] Далее – Закон о теплоснабжении.

[9] Далее – Правила организации теплоснабжения № 808.

[10] Далее – Основы ценообразования в сфере теплоснабжения.

[11] Далее – Методические указания № 760-э.

[12] Далее – Правила предоставления коммунальных услуг № 354.

[13] Далее – Основы ценообразования № 520.

[14] Далее – ЖК РФ.

[15] Необходимо иметь в виду, что в связи с созданием государственной информационной системы жилищно-коммунального хозяйства Федеральным законом от 21.07.2014 № 263-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О государственной информационной системе жилищно-коммунального хозяйства» внесены изменения в том числе в ст. 155 ЖК РФ. Данные изменения предусматривают размещение в указанной системе платежных документов в электронной форме (п. 1 ч. 2 ст. 155 ЖК РФ), а также последствия неразмещения в системе в установленный срок платежных документов и информации о размере платы за жилое помещение и коммунальные услуги: в этом случае граждане и организации вносят плату за жилое помещение и коммунальные услуги до десятого числа месяца, следующего за истекшим месяцем, в котором были размещены платежные документы и указанная информация в системе (ч. 2.2 ст. 155 ЖК РФ).

     До 1 января 2017 года положения ч. 2.2 ст. 155 ЖК РФ (в редакции Федерального закона от 21.07.2014 № 263-ФЗ) применяются только на территориях субъектов Российской Федерации, заключивших соглашения об опытной эксплуатации системы на территории субъекта Российской Федерации. С 1 января 2017 года положения ч. 2.2 ст. 155 ЖК РФ (в редакции Федерального закона от 21.07.2014 № 263-ФЗ) применяются для всех субъектов Российской Федерации.

[16] Определение ВАС РФ от 24.01.2014 № ВАС-19593/13.

[17] Далее – Закон о защите прав потребителей.

[18] Далее – Закон об ОСАГО.

[19] Постановление АС Уральского округа от 12.11.2015 № Ф09-8131/15.

[20] Далее – Закон от 21.07.2014 № 223-ФЗ.

[21] Далее – Единая методика.