Обзор практики рассмотрения дел об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов

Дата: 
07.07.2010

ОБЗОР

практики рассмотрения дел об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов

ОДОБРЕНО
Президиумом Федерального
арбитражного суда Уральского округа
Протокол № 11 от 07.07.2010

1. Третейская оговорка, в соответствии с которой спор может быть рассмотрен по выбору истца в определенном третейском суде либо арбитражном суде, не противоречит закону и не может служить основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда
 
Между обществом с ограниченной ответственностью и индивидуальным предпринимателем заключен договор, содержащий третейскую оговорку о передаче споров из договора по выбору истца на рассмотрение определенного третейского суда либо арбитражного суда по месту жительства предпринимателя.
В связи с ненадлежащим исполнением договора решением третейского суда с общества взысканы убытки.
Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.
В возражениях общество указало, что третейская оговорка является ничтожной, поскольку не соответствует ст. 2 Федерального закона от                   24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»[1], по смыслу которой возможность передачи спора на рассмотрение третейского суда не может быть поставлена в зависимость от волеизъявления только одной стороны спора.
Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, заявление предпринимателя удовлетворено по следующим основаниям.
Согласно п. 1, 4 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора; условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.
Действующее законодательство не запрещает включение в гражданско-правовой договор альтернативной третейской оговорки, в соответствии с которой заинтересованное лицо обладает правом обратиться по своему усмотрению в определенный третейский или арбитражный суд.
 
 
2. Вновь созданные юридические лица вправе заключить соглашение о передаче на разрешение третейского суда споров о правах и обязанностях, перешедших к ним в результате реорганизации юридического лица
 
Между закрытым акционерным обществом и открытым акционерным обществом, созданными в результате разделения акционерного общества (далее – реорганизованное общество), заключено соглашение о несении сторонами ответственности перед кредиторами по обязательствам, возникшим у реорганизованного общества до его разделения.
В текст соглашения включена третейская оговорка о передаче споров из данных обязательств на рассмотрение третейского суда.
 Закрытое акционерное общество обратилось в третейский суд, решением которого с открытого акционерного общества взыскана сумма расходов, понесенных истцом в связи с выплатой денежных средств по договорам, заключенным реорганизованным обществом.
 Ввиду неисполнения решения закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.
 Определением арбитражного суда первой инстанции заявление удовлетворено.
 В кассационной жалобе открытое акционерное общество указало, что спор о правах и обязанностях, перешедших к сторонам в результате реорганизации юридического лица, не может быть предметом третейского разбирательства.
Суд кассационной инстанции в удовлетворении жалобы отказал по следующим основаниям.
         Согласно ч. 6 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации[2], п. 2 ст. 1 Закона о третейских судах в третейский суд по соглашению сторон третейского разбирательства может передаваться спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.
         Вышеуказанные правоотношения сторон носят гражданско-правовой характер, законодательство не устанавливает запрета на передачу соответствующих споров на рассмотрение третейского суда.
 
 
3. Нарушение правил о ведении протокола третейского разбирательства может служить основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда
 
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, образованного сторонами для разрешения конкретного спора.
Возражая против удовлетворения заявления, ответчик сослался на то, что процедура третейского разбирательства не соответствовала закону и соглашению сторон: заседание третейского суда осуществлялось без ведения протокола.
 Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявления общества отказано.
 В силу п. 2 ст. 19 Закона о третейских судах третейский суд для разрешения конкретного спора осуществляет третейское разбирательство в соответствии с правилами, согласованными сторонами.
На основании ст. 30 Закона о третейских судах, если стороны не договорились об ином, то в заседании третейского суда ведется протокол.
Согласно подп. 1 п. 2 ст. 46 Закона о третейских судах, п. 4 ч. 2 ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса арбитражный суд выносит определение об отказе в выдаче исполнительного листа, если процедура третейского разбирательства не соответствует соглашению сторон или федеральному закону.
Судом установлено, что при рассмотрении дела в третейском суде протокол не велся. При этом стороны не заключали соглашения об осуществлении третейского разбирательства без ведения протокола.
Принимая во внимание, что в заседании третейского суда допрашивались свидетели, давались пояснения эксперта, суд признал, что несоблюдение правил о ведении протокола повлекло нарушение принципов законности, состязательности и равноправия сторон (ст. 18 Закона о третейских судах), в связи с чем отказал в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Судом кассационной инстанции определение суда первой инстанции оставлено без изменения.
 
 
4. Действующее законодательство не исключает возможности выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда до истечения срока для подачи заявления об отмене данного решения
 
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявления отказано со ссылкой на то, что на момент его рассмотрения предусмотренный ч. 3 ст. 230 Арбитражного процессуального кодекса срок для подачи заявления об отмене решения третейского суда не истек.
Суд кассационной инстанции определение суда отменил, направил дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.
По смыслу ст. 31, 44 Закона о третейских судах стороны, заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять решение третейского суда в порядке и сроки, которые установлены в данном решении; если в решении третейского суда срок не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению.
Согласно п. 1 ст. 45 Закона о третейских судах, если решение третейского суда не исполнено добровольно в установленный срок, то оно подлежит принудительному исполнению.
Исходя из ч. 2 ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса, п. 2 ст. 46 Закона о третейских судах неистечение срока для подачи заявления об отмене решения третейского суда не является основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.
 
 
5. Иск о взыскании с должника (векселедателя), в отношении которого введена процедура наблюдения, вексельной суммы, не являющейся текущим платежом, не подлежит рассмотрению в третейском суде
 
         В отношении общества с ограниченной ответственностью было возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве) и введена процедура наблюдения, после чего муниципальное унитарное предприятие (векселедержатель) обратилось в третейский суд с иском о взыскании с общества вексельной суммы, обязанность по уплате которой возникла до даты возбуждения дела о банкротстве.
         Решением третейского суда иск удовлетворен.
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения.
         Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, в удовлетворении заявления отказано по следующим основаниям.
 Согласно п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26 октября 2002 г.                    № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного данным Законом порядка предъявления требований к должнику.
 В силу п. 1 ст. 71 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ     «О несостоятельности (банкротстве)» для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение тридцати календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Указанные требования направляются в арбитражный суд, должнику и временному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. Указанные требования включаются в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении данных требований в реестр требований кредиторов.
Рассмотрение третейским судом иска о взыскании с должника, в отношении которого введена процедура наблюдения, вексельной суммы, не относящейся к текущим платежам, противоречит названным нормам Федерального закона         от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
Согласно п. 1 ч. 3 ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса,         подп. 2 п. 2 ст. 46 Закона о третейских судах арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом.
 
 
6. Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение определения третейского суда не подлежит рассмотрению в арбитражном суде
 
Третейский суд вынес определение о взыскании в пользу общества с ограниченной ответственностью расходов на оплату услуг представителя. Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.
Суд первой инстанции, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса, прекратил производство по делу, установив, что оно не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.
Постановлением суда кассационной инстанции определение о прекращении производства по делу оставлено без изменения по следующим основаниям.
Согласно п. 3 ст. 16 Закона о третейских судах на распределение расходов, связанных с разрешением спора в третейском суде, указывается в решении или определении третейского суда.
Вместе с тем в ст. 45 Закона о третейских судах, ст. 236 Арбитражного процессуального кодекса установлена возможность рассмотрения арбитражным судом заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Действующим законодательством возможность рассмотрения арбитражным судом заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение определения третейского суда не предусмотрена.
 
 
7. Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда о принятии обеспечительных мер не подлежит удовлетворению
 
Решением третейского суда принята обеспечительная мера в виде запрета ответчику – индивидуальному предпринимателю распоряжаться предметом спора.
Истец обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.
Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, в удовлетворении заявления отказано по следующим основаниям.
Согласно п. 1 ст. 25 Закона о третейских судах, если стороны не договорились об ином, третейский суд может по просьбе любой стороны распорядиться о принятии какой-либо стороной таких обеспечительных мер в отношении предмета спора, которые он считает необходимыми.
В силу ст. 37 Закона о третейских судах по вопросам, не затрагивающим существа спора, третейский суд выносит определение.
Форма и содержание решения третейского суда регулируются ст. 33 Закона о третейских судах. Из содержания данной статьи не следует, что в резолютивной части решения третейского суда может быть решен вопрос о принятии обеспечительных мер.
Действующим законодательством установлена возможность рассмотрения арбитражным судом заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 45 Закона о третейских судах, ст. 236 Арбитражного процессуального кодекса). Вместе с тем принятие третейским судом распоряжения об обеспечительных мерах в форме решения, а не определения не свидетельствует о возможности выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение соответствующего акта третейского суда.
         Согласно п. 3, 4 ст. 25 Закона о третейских судах, ч. 3 ст. 90, ч. 1 ст. 96 Арбитражного процессуального кодекса сторона третейского разбирательства вправе обратиться с заявлением об обеспечении иска, рассматриваемого в третейском суде, в арбитражный суд, на основании определения которого выдается исполнительный лист.
8. Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда о признании права собственности на движимое имущество не подлежит удовлетворению
 
Решением третейского суда удовлетворен иск общества с ограниченной ответственностью о признании права собственности на движимое имущество (строительные материалы).
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение указанного решения.
Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, в удовлетворении заявления отказано по следующим основаниям.
В соответствии с п. 1 ст. 45 Закона о третейских судах, если решение третейского суда не исполнено добровольно в установленный срок, то оно подлежит принудительному исполнению. Принудительное исполнение решения третейского суда осуществляется по правилам исполнительного производства, действующим на момент исполнения решения третейского суда, на основе выданного компетентным судом исполнительного листа.
По смыслу п. 1 ст. 1 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» принудительному исполнению подлежат решения, возлагающие на граждан или организации обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от совершения определенных действий.
Поскольку принудительное исполнение решения о признании права действующим законодательством не предусмотрено, в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение такого решения отказано.
 
 
9. В определении об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в связи с нарушением основополагающих принципов российского права должно быть указано, в чем заключается соответствующее нарушение
 
Решением третейского суда открытому акционерному обществу присуждена денежная сумма.
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.
Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявления отказано со ссылкой на то, что решение третейского суда не может быть признано законным и обоснованным, соответствующим основополагающим принципам российского права, в частности принципу законности.
Постановлением суда кассационной инстанции определение суда первой инстанции отменено, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.
В силу подп. 2 п. 2 ст. 46 Закона о третейских судах, п. 2 ч. 3 ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что оно нарушает основополагающие принципы российского права.
Вместе с тем по смыслу ч. 1 ст. 185 Арбитражного процессуального кодекса в определении суда должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты.
Отказывая в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, суд первой инстанции, ссылаясь на несоответствие этого решения принципу законности, не указал, в чем конкретно заключается нарушение третейским судом основополагающих принципов российского права.


[1] Далее – Закон о третейских судах.
[2] Далее – Арбитражный процессуальный кодекс.